Форум » это было недавно » Батько Махно » Ответить

Батько Махно

Tanja: Оказывается в нашем городе проживала до конца своих дней жена Батьки Махно - Агафья(Галина) Андреевна Кузьменко(1892-1978) и его дочь Михненко(Махно) Елена Нестеровна г.р.1925.

Ответов - 15

Armourer: Интееееереснееенько! откуда сведения?

Tanja: Armourer click here

Tanja: Armourer предыдущая ссылка не открыла статью из архива за 10/03/2005 №19(604) попробую ещё другие ссылки: http://kdkv.narod.ru/Maxno/Maxno-spis.htm http://www.makhno.ru/lit/vek-voli/8.php click here

Tanja: Armourer На сообществе "Жезказганцы" в фотогалереи семейная фотография Махно,его жены(последние годы) и дочери.

Armourer: Tanja Ясно, спасибо.

Armourer: Tanja Ясно, спасибо. из 3-х ссылок открылась только одна, но всё понятно, а вообще здесь много было знаменитостей...

Tanja: Armourer Armourer пишет: цитатаа вообще здесь много было знаменитостей... А кто ещё?

Armourer: Рядом с моим батей "отдыхал" сын Конева, вроде здесь или карлаге в своё время была Зыкина. да и ещё многие я сейчас уже не помню, батя когда-то рассказывал.

oleja: да... инфа мощная однако, вот бы поднять списки фамилий заключённых...

ххх: ррррррррррррр однако бомонд был про Солженицина точно знаю, про Махно...очень удивился

VOLID: Солженицын у нас сидел, ёлы-палы!

Tanja: Tanja wrote: жена Батьки Махно - Агафья(Галина) Андреевна Кузьменко(1892-1978) и его дочь Михненко(Махно) Елена Нестеровна г.р.1925.

Tanja: Armourer пишет: из 3-х ссылок открылась только одна И у меня тоже. Махно и его дочь Елена Михненко Последнее пристанище Махно ва Франции Tanja пишет: Агафья(Галина) Андреевна Кузьменко(1892-1978) Последние годы жизни

Tanja: Вдове Махно - Агафье (Галине) Андреевне Кузьменко - в момент смерти мужа минуло 37 лет. В 1940 году в Париж вошли немецкие войска. Галина скрывала свое супружество - имя Махно гестапо помнило очень хорошо, добрую память о себе он в Германии не оставил... В 1943 году Г.А. Кузьменко и ее дочь Елена Несторовна Михненко (настоящая фамилия Махно) были вывезены на принудработы в Германию. В 1945 году, после прихода советской армии, Галина призналась в комендатуре, что является вдовой Нестора Махно, и была задержана. НКВД предложил ей сотрудничество - поездки в Париж для опознания тех эмигрантов, которые сотрудничали во время войны с оккупантами. "Я отказалась, я плохо знала белогвардейцев, а главное, роль предательницы эмиграции, какая бы она там ни была, была мне противна", - рассказывала Галина Андреевна С.Семанову в 1968 году. Обе - мать и дочь - были вывезены в Киев, заочно судимы OC0 и приговорены: Г.А. Кузьменко - к 8 годам лагерей, Лена - к 5 годам ссылки"'. Г.А. Кузьменко отбывала срок заключения в мордовских лагерях, последнюю часть срока в инвалидном лагере, где встретилась с вдовами И. Якира и генерала Власова. "Пересидела" свой срок на 9 месяцев, была освобождена 9 мая 1954 года. Дочь находилась в интернате города Джезказгана, а потом на "вольных" работах. Встретились на вокзале в Джамбуле Казахской ССР. "На вокзале в Джамбуле я и дочь друг друга не узнали", - скупо сообщает Галина Андреевна "Отбыв срок заключения, жила с дочерью в постоянных унижениях властями", - пишет А.Белаш. Семанов сообщает, что им удалось снять угол, обе кое-как подрабатывали. Через несколько лет Галина Андреевна даже получила крошечную пенсию по старости - за 15 лет пребывания в СССР это был ее первый "твердый заработок". Существует некоторое количество документальных свидетельств о бурной революционной юности Г.А Кузьменко. Воспоминания большевиков, встречавших боевую подругу Махно, рисуют образ "анархистской фурии", которая умела стрелять из всех видов оружия, скакать на коне. Даже махновцы ее, якобы, боялись. "Очень красивая брюнетка, высокая, стройная. С прекрасными темными глазами, хотя и смуглым цветом лица, подруга Махно внешне не походила на разбойницу. По близорукости она носила пенсне, которое ей даже шло... Производила впечатление не злой женщины... Казалась элегантной дамой. А не женой разбойника„которая сама ходила в атаку, стреляла из пулемета и сражалась" Сергей Семанов приводит в своей книге массу бесценных свидетельств, освещающих разные стороны жизни вдовы и дочери Махно в Советском Союзе, в том числе отрывки душераздирающих писем Елены к матери. Семанов - единственный историк, занимавшийся вопросами, связанными с махновщиной, который видел Елену Несторовну в Джамбуле и оставил об этом документальное описание: <<В тесную, бедноватую мазанку на окраине Джамбула... вошла вдруг элегантная, моложавая женщина, как будто припорхнула из чужого мира в эти пыльные степи. Среднего роста, кареглазая и темноволосая, она была поразительно похожа на отца. И сразу стало ясно - вот Париж, парижанка... Легкая фигурка, быстрые, изящные движения, поразительная непринужденность манер - и все это вдобавок к сильному французскому акценту в русском языке и даже, мне показалось, французской фразеологии. Уж как она умудрялась оставаться изящной и обаятельной в городе Джамбуле Казахской ССР, объяснить это диво не в моих силах... Ее суровая мать за всю нашу недолгую беседу не проронила, кажется, ни слова. Передам речь единственной наследницы Нестора Махно по записи, которую я сделал непосредственно после нашей беседы: "Ненавижу политику с детства. Хорошо помню отца. У нас дома всегда было полно народа, масса газет. И я тогда уже поклялась себе, что никогда не стану интересоваться политикой... У меня нет родины. Францию я родиной не считаю, Россию тоже. Да, я говорю с сильным французским акцентом, когда я говорю по-немецки, то тоже считают, что я француженка. Да, тут очень многие мужчины мною увлекались, но когда узнавали, чья я дочь, шарахались в сторону... Детей я не хотела. Плодить нищих? И чтобы у них была моя судьба? 0 роли своего отца в вашей истории я во Франции совсем не знала. Когда меня поместили в киевскую тюрьму, одна сокамерница, узнав, чья я дочь, спросила - того самого бандита? Я оскорбилась и ударила ее. Если можно, пришлите мне из Ленинграда французские газеты, здесь их нет'*''4." В конце 50-х годов, во время хрущевской "оттепели", вдова Махно обратилась с просьбой о реабилитации. 30 июня 1960 года из Киева на бланке Прокуратуры Украинской ССР пришел ответ: "По Вашему заявлению Прокуратура УССР изучила дело, по которому Вы были осуждены. Материалами дела виновность Ваша доказана, и оснований для реабилитации не усматривается. 3ам. начальника отдела по надзору за следствием в органах госбезопасности Г.Малый". (Там же, cтp. 10). Таким образом, 72-летняя старуха оставалась контрреволюционеркой на законном основании... Только в середине 70-х годов родственники некоторых махновцев после долгих хлопот стали получать справки "об отсутствии состава преступления". Галина Андреевна Кузьменко (Махно) умерла 23 марта 1978 года на 86-м году жизни в городе Джезказгане Казахской ССР.

oleja: Воистину у нас город был, в котором кишмя кишело разного люду с великим прошлым, каким бы оно на ту пору и не считалось... Отпечаток всего этого видимо и наложился каким-то образом на нас. Чувствую по себе какой-то недосказанности.



полная версия страницы